Книга: "Бесов нос. Волки Одина".

Автор: Юрий Вяземский.

Издательство: Эксмо, 2019. - 416 с.

"Увидишь учителя - убей его. Увидишь будду - убей его", - учил меня когда-то, в другом тысячелетии, мой Учитель. Зовут его Юрий Павлович. Фамилия моего учителя была Симонов. Фамилия писателя, чью книгу я только что дочитал (и которую получил от него в подарок) - Вяземский. Сегодня буду говорить о Вяземском.

"Бесов Нос" ("Волки Одина" - первая книга трилогии), на мой вкус - она из лучших книг Вяземского. Почему? Ответ может быть даже краткий: этот роман хорошо написан. Особенно диалоги, - даже и те, которые совершенно по-достоевски совершенно невозможные диалоги (а дыхание Достоевского здесь предсказуемо ощущаешь в каждой второй главе: в тех, которые не-саги). Диалоги читаются... захватывающе. Они цепляют, держат (иногда - за горло, с захватом, так, что душат). И дразнят. Ух, как иногда дразнят.

В этом романе Вяземский хочет провоцировать. И провоцирует с азартом. Умом? Россию? И, вот Трое в лодке (а, вернее, как и у Достоевского: ищите Четвертого; "карел", a.k.a. Драйвер, a.k.a Маг, этот Четвертый - одна из главных удач книги) говорят... говорят... говорят... Умники России? Заумники? Поймут? Или распнут? Или всё же - горе от ума, дайте душу (а тогда - не как ли в рулетке: живую? мертвую?.. И какое главное свойство русской души, - уж не зависть ли, как предлагает-соблазняет один из персонажей: "Свойство это, не побоюсь утверждать, для нас традиционное, историческое. Всю нашу историю можно через зависть исследовать"?)... Или: "только верить?" (да, Тютчев тоже пробирается в лодку, по прямой наводке автора). Но не лодка по Ладоге, - Лодья, - скользит сквозь туман Пространства-Времени.

"Бесов Нос" - книга превращений. "Юрий" (не слишком старательно мимикрируя) превращается в "Георгия" (с нарочитой фамилией "Богданов" и не менее нарочитым "но пятое измерение, господа, закон крови причудливый"). "Трувор" и "Синеус" обратно превращаются в "тру-ворье" и "сине-хюсет" (благо автор знает еще и по-шведски), и входят в Русь те, кто с Северо-Запада, хотя и Руси-то еще нет, только русь да рось кругом. Но уже командует в Булгаре, по словам еврея Софонии, "народ правильный", "единобожный"... и уже заваривается... плавильня? схватка? месиво? - на просторах тех земель, что станут Россией.

"Бесов Нос" - о происхождении России. Ни больше ни меньше. И в этом масштабе есть для меня очевидная перекличка с той книгой, что Юрий Павлович подарил мне, с теплой и личной дарственной надписью, ровно за тридцать лет до выхода "Бесова Носа". Книгой, которая стала для меня любимым его произведением. Она зазывается "Происхождеие духовности" и вышла в светском издательстве "Наука" в 1989 году. Писатель Вяземский там не единственный автор, хотя у него там соло про Древний Египет и Древнюю Грецию (египетскую главу перечитываю то и дело). Первый автор - академик Симонов, физиолог; там есть просто потрясающие места, в главе академика Симонова, когда-то я именно его главу зачитал "до дыр": и про крыс, и про людей.

Перекличка "Происхождения духовности" и "Происхождения России" налицо. Так что я не удивился, когда Симонов прорывается в "Бесовом Носе", в памятном, по-тарковски выстроенном, диалоге Мити и Профессора: "Вы эту структуру у Симонова взяли? - вдруг спросил Митя. - "Какую структуру? О чем вы? - "Простите. Мне показалось, что вы взяли теорию потребностей академика Симонова. И превратили ее в свой дом и в свои комнаты. - Не знаю я никакого академика Симонова... Знаю писателя Симонова. Константина. - Простите, - повторил Митя, и взгляд его престал ощупывать лицо Андрея Владимировича". (Андрей Владимирович - это Профессор. В Лодье с ним Митя, Телеведущий и Драйвер-Маг).

"Происхождение духовности" открывалось цитатой Шопенгауэра: "Отрицание души есть философия людей, которые забыли взять в расчет самих себя". Вяземский пускается на поиски. В этих поисках спускается по Нилу. Едва касаясь Крита, идет по Средиземному морю; и тоже на "лодье", которая тогда, 30 лет назад и в другом Пространстве-Времени, еще была "ладьей", где душа, там и лад. Там шуршали нильские тростники. Здесь - ладожские мхи, на подступах к Бесову Носу... Но туманы - те же. Юрий Павлович ступает рядом. Не спрашивал его... интересно, а бывал ли он - не в воображении, а в реальной жизни (хотя какое глупое, если разобраться, словосочетание, когда говоришь о писателе) - на Святом Носу, на Байкале... Крут туда подъем, давно это было, а до сих помню эту круть. Да, подъем на Святой-то Нос покруче будет, чем у его Троих подъем на Бесов.

В той дарственной подписи, которую сделал мне Юрий Павлович 30 лет назад на экземпляре "Происхождения духовности", есть и пожелание "успешного духовного путешествия". Юрий Павлович, путешествие продолжается.

(На фото из моего архива: Юрий Павлович на посиделках с молодежью на Звенигородской земле, на Международной школе ПИР-Центра. Тогда, помнится, мы тоже пытались разобраться и в происхождении Духовности, и в происхождении России... и в том, чем же... измерить).

вяземский 1.jpg
вяземский 3.jpg
вяземский 2.jpg

22 февраля 2021, Москва